Category: технологии

Правила хорошего батона. Читать всем

Оригинал взят у davydov_index в Правила хорошего батона. Читать всем

На примере нарезного батона специалисты показывают, как несколько малозначащих надписей могут сделать любой продукт полезнее и вкуснее в глазах потребителя.

1

На живых дрожжах

МАРКЕТОЛОГ: «Живой» — прилагательное, которое очень импонирует нашему потребителю.

ТЕХНОЛОГ: Дрожжи — это разные типы микроорганизмов, которые принимают участие в брожении, но если биологическая культура не жива — хлеб просто не получится.

Менее 10% жирности

МАРКЕТОЛОГ: Людям кажется привлекательным покупать продукты с меньшим содержанием жиров, чем в аналогичных продуктах других марок. Таким образом, несмотря на то что практически любой белый хлеб содержит менее 10% жиров, наш батон будет выглядеть более привлекательно.

ТЕХНОЛОГ: Вообще-то, содержание жира — то есть растительного масла — в любом батоне около 3%.

Из муки высшего сорта

МАРКЕТОЛОГ: Людям стало интересно, из чего сделаны продукты. Поэтому маркировка «высшего сорта» прибавит доверия к продукту.

ТЕХНОЛОГ: Согласно ГОСТу 27844-88, теоретически допускается производство батона «Нарезной» из муки первого сорта, что должно быть особо указано в маркировке изделия. Но на практике, особенно в столичном регионе, все используют высший сорт.

Из отборной пшеницы

МАРКЕТОЛОГ: Такое утверждение аналогично утверждению «макароны из твердых сортов пшеницы». В умах потребителей это гарантирует высокие качество, вкус и цвет продукта.

ТЕХНОЛОГ: Это лишь маркетинговый штамп. Если бы перед хлебозаводами стояла задача узнавать и проверять происхождение пшеницы, это бы сильно усложняло и удорожало производство. Если попытаться проследить историю муки — какое зерно, есть ли пестициды, ГМО и так далее, то хлеб будет стоить не 20 рублей, а 120. Тем более самые дорогие сорта — твердые например — для выпечки хлеба не пригодны.

Нарезан под углом B 70 градусов

МАРКЕТОЛОГ: Пример сообщения, который не несет никакой практической пользы, но обыгрывает название батона. Нарезка нужна, чтобы хлеб не деформировался и равномерно пропекался, но при этом можно приписать, что четкое следование технологии приготовления, включая внимание к 70-градусному углу нарезки, способствует приготовлению самого хрустящего и пропеченного хлеба. Ложью это не будет.

ТЕХНОЛОГ: Нормативные документы требуют «нанести несколько косых надрезов», количество и угол не оговорены. Надрезы нужны только лишь затем, чтобы при выпечке изделия не повредилась корка.

Collapse )

promo slavikap_2 march 30, 2015 20:05 3
Buy for 50 tokens
Дорогие друзья и гости моего блога! Предлагаю вам разместить рекламу своего наиболее интересного поста в Промо моего блога на этом месте. Тогда ее сможет увидеть до 7000 уникальных пользователей интернета в течение суток. Единственное условие - никакой политики, эротики и т.д. и т.п. И всего-то за…

"Приключения Электроника": книга и фильм

Оригинал взят у steblya_kam в "Приключения Электроника": книга и фильм

Я и не подозревала, что фильм "Приключения Электроника" считается культовым и пользуется большей известностью, чем книга.
Для меня ПЭ - это всегда была серия повестей Евгения Велтистова, с которыми я росла. Фильм я увидела гораздо позже (лет в 12), и он вызвал у меня большое недоумение. Да, актёры-близняшки были симпатичные, Караченцов в роли непутёвого и совсем не страшного Урри был уморительно смешон, но в целом фильм не понравился - сценарий показался глупым и халтурным, особенно третья часть с кражей картин.
Однако, видимо, уже тогда во мне эффективно функционировал филолог. Потому что уже при первом просмотре фильма я уловила его концептуальные отличия от книги. Я поняла, что режиссёр видел отношения пары двойников совсем не так, как автор книги. Сейчас, почти четверть века спустя, я пересмотрела фильм, и мои тогдашние наблюдения подтвердились. Попробую сейчас изложить их взрослым языком.

Collapse )
Повести Велтистова (особенно первая) написаны в определённом культурном контексте - "битвы физиков и лириков". Электроник первой книги - это идеальный "физик без лирики", мышление без чувств. Он, правда, способен математически рассчитать скорость игры на пианино, но по сути в искусстве ничего не понимает. На уроке рисования он вместо пейзажа чертит график движений лыжников. Человеческим эмоциям он учится постепенно и с большим трудом, пройдя через угрозу перегорания.
В фильме Электроник одинаково одарён во всех аспектах - он не только гениальный математик, он ещё и рисует прекрасный портрет учительницы, и поёт ангельским голосом чувствительную песню. Более того, он (в отличие от книжного Электроника, который постоянно попадает впросак) откуда-то знает нормы поведения в обществе, и его оплошности обычно не превышают оплошностей нормального ребёнка из старомодной интеллигентной семьи (например, он не понимает жаргона). В фильме он успешно подменяет Сыроежкина не только в школе, но и в быту - в книге эта попытка терпит провал.
Далее, в фильме, несмотря на заявление профессора, что Электроник не умеет улыбаться, он с самого начала обладает автономией и способностью испытывать чувства: он убегает от профессора потому, что хочет свободы, а не потому, что его (как в книге) включили в розетку без переходника. Кстати, и штепселя (навязчиво упоминаемого в книге) у него в фильме нет. В фильме Электроник постоянно выражает своё отношение к происходящему, у него есть собственное желание (стать настоящим человеком). Однако мораль фильма состоит в том, что он и так настоящий человек - точно так же, как Железный Дровосек и так способен любить, не нуждаясь в специальном органе. И подобно тому, как Железному Дровосеку нужно ритуально вставить тряпичное сердце, чтобы он поверил в свою полноценность, так и Электроник должен ритуально улыбнуться и заплакать. (Ничего себе! Значит, физиологическая способность плакать была запроектирована? В книге-то в этой сцене плачет Сыроежкин).
Кроме того, в фильме у Электроника есть необъяснимые способности - мгновенно появляться и исчезать, чинить механизмы прикосновением руки, что делает его скорее магом, чем роботом.
Напротив, Сыроежкин в фильме гораздо отрицательнее, чем в книге. В книге он нормальный любознательный ребёнок, которому не хватает организованности и который поддаётся слабостям. В фильме он лентяй и оболтус, школу ненавидит. В книге он решается открыть правду, потому что не выдерживает затянувшей его трясины вранья. В фильме его демонстративно карают одиночеством и изгойством (чего стоит только невозможная у Велтистова сцена, где родители уезжают на пикник с Электроником вместо Сыроежкина).
Книга - о воспитании обоих героев, причём Электроника даже в большей степени, чем Сыроежкина (тот всего-навсего стал больше интересоваться учёбой). Фильм - про воспитание только и исключительно Сыроежкина (в котором принимает участие весь класс). Электроник в воспитании не нуждается, он и так совершенен. Разве что ему нужно чуть-чуть спуститься с небес на землю.
Таким образом, если в книге Велтистова Сыроежкин и Электроник - взаимодополняющая пара (чувства без мозгов и мозг без чувств, которые учатся друг у друга недостающим качествам), то в фильме Электроник - идеальная версия Сыроежкина. Его платоновская идея, так сказать.
И здесь все странности, которые произошли с этим героем в фильме, получают объяснение. Электроник в фильме вписан не в контекст научной фантастики про "физиков и лириков", а в контекст сказки - на пересечении между "Пиноккио" и "Маленьким принцем". (Аллюзия на Экзюпери возникает в песне Сыроежкина - "Тем, кто за нас в ответе..."). Точнее, Электроник - это Маленький Принц, который ошибочно считает себя Пиноккио. Но если в первой половине 20-го века Маленький Принц прилетал со звёзд, то во второй половине 20-го века его конструируют инженеры. Занятно.
Любопытный поворот сюжета об очеловечивании робота, который не снился даже Азимову. Интересно, сами-то авторы фильма поняли, что у них получилось?

Четыре тенденции, которые определят судьбу человечества в XXI веке

Оригинал взят у akostyuhin в Четыре тенденции, которые определят судьбу человечества в XXI веке

000042

В ближайшие 100 лет изменится мировой демографический баланс, сменятся полюса экономики, произойдут новые технологические открытия, а мир окончательно превратится в глобальную деревню. Эти изменения могут принести планете процветание или окончательно ввергнуть ее в кризис и нищету.

Ян Голдин, директор Оксфордской школы Мартин, и Эндрю Питт из CitiGroup подготовили доклад о том, что ждет человечество в XXI веке. Эксперты уверены, что мир стоит на грани больших перемен. Меняется мировая демография, люди становятся богаче, а инновации происходят постоянно и становятся все сложнее. Это радикально изменит мир в ближайшие 100 лет, причем инновации будут происходить стремительно быстро и затронут значительное количество людей.

Не ясно, сможет ли человечество справиться с этими изменениями. Они могут привести мир и к процветанию, и к глубокому экономическому кризису, из-за которого стремительно снизится уровень жизни людей.

Collapse )